Гиппокампус — вот он какой !

Сандуны или “Cherchez la femme”

dsc_1141_1-2

Проходя по Неглинной улице нельзя не заметить здание, богато украшенное скульптурным декором: на фасадах различные маски и маскароны, а крышу венчают многочисленные скульптуры. В “суете городов“ редко удается  остановиться и внимательно рассмотреть эти замечательные изображения, и большинство проходящих просто и не обращает внимания, что у лошадей вместо копыт ласты. Это и есть гиппокампусы – морские лошади,  на которых Бог морей Посейдон «бороздил» просторы мирового океана.

        

Стоит внимательно приглядеться, и вы сразу обнаружите, что под копытами, т.е. под ластами ! лошадей плещутся морские обитатели – рыбы.  А на центральном маскароне, скорее всего, изображен сам бог морей – Посейдон.

dsc_4090

Морская тема явно читается и на венчающей барочный купол композиции. И это не случайно. В 1896 году Екатерина Фирсанова и ее супруг предприниматель Гонецкий строят новый комплекс Сандуновских бань. Здание же по адресу Неглинная 14, строится в общей стилистике всего этого комплекса, но было предназначено для сдачи в наем  квартир и  торговых помещений. Своей принадлежностью к Сандунам и объясняется морская, водная  тематика декора этого здания.

dsc_3316-2

Но на фасаде есть и другие персонажи :

 

                     

 

Сама же история появления Сандуновских бань в Москве связана с двумя, как это ни покажется странным, женщинами.  В конце 18 века в Санкт Петербурге известным актером Силой Сандуновым и оперной певицей Елизаветой Урановой разыгрывалась, но не на театральной сцене, а на сцене театра “жизнь” любовная история.  Елизавета Семеновна Уранова, воспитанница Петербургского театрального училища, признавалась не только замечательной оперной певицей, отмеченной вниманием самой императрицы Екатерины II, но и чуть ли не первой красавицей. Многие придворные добивались ее благосклонности. В их числе был и вице-канцлер Российской Империи граф Безбородко, который решил расстроить замужество Елизаветы с ее избранником – Силой Сандуновым.  Существует предание о почти детективной истории – граф Безбородко приказал выслать Сандунова в Херсон, но Елизавета во время своего выступления  на сцене сумела каким чудом передать Императрице прошение. Сандунова с дороги возвращают в санкт Петербург, Императрица благословляет его брак с Елизаветой Урановой и даже дарит им россыпь бриллиантов.

Благодаря находчивости Елизаветы Урановой, а также женской солидарности и щедрости Екатерина II и появились в Москве Сандуновские бани: поженившись, Сила и Елизавета перебираются в Москву, где на подаренные Императрицей бриллианты Сила Сандунов скупает в то время бросовые земли около зловонной реки Неглиной. В 1806 году появляются Сандуновские бани. В 1816 Неглинную спрячут в подземный коллектор, и привлекательность этого района и организованных лучшим образом бань, которыми управляла после развода уже сама Елизавета Уранова,  значительно повышается, притягивая практически все Московское общество.

Новый же комплекс бань, включая и здание на Неглинной 14 был построен уже конце 19 века с использованием современных по тому времени технологий. И вода уже подавалась не из Неглинной,  а из Москвы-реки по специально проложенному трубопроводу. Видимо в любое время всяческие нововведения не всех привлекают своими новшествами, и особенно старожилы всегда будут вспоминать, что “и трава раньше была зеленее”. Так и в этом случае Гиляровский вспоминает высказывание Антона Павловича Чехова, который некоторое время  проживал в вновь выстроенном доме на Неглинной 14 в квартире на первом этаже, выходящей в Звонарский переулок. Гиляровский писал:  “Ещё задолго до того, как Гонецкий переделал Сандуновские бани в банный дворец, А. П. Чехов любил бывать в старых Сандуновских банях, уютных, без роскоши и ненужной блестящей мишуры”.  Ну а нам остается только,  что и смотреть на эту самую “блестящую мишуру”, и сожалеть об установке новыми властями такого безумного обилия дорожных знаков…