Архив рубрики: Статьи

Дом с Атлантами

Грифоны и кадуцеи “Дома с Атлантами” на Солянке.

Буквально несколько месяцев назад были представлены отреставрированные атланты на знаменитом доме чаеторговца Алексея Дмитриевича Расторгуева на Солянке.

Так уж сложилось, что более 10 лет этот дом, оставаясь фактически лишенным какой-либо заботы и внимания,  постепенно разрушался.  Фасады, подвергшиеся “нашествию” вандалов, лишенных элементарного  уважения и к своей истории, и к культуре, позже были закрыты  строительной сеткой.  Вот как выглядели изуродованные вандалами-графитчиками фасады и лепной декор пару лет назад.

Сейчас “Дом с Атлантами” реставрируется (реставрация с приспособлением) компанией “ВМС Девелопмент” (http://vms.moscow).    По счастливому стечению обстоятельств, случилось в самом конце апреля провести фото съемку фасадного декора этого Объекта Культурного Наследия непосредственно со строительных лесов,  и немного познакомиться с работами по реставрации фасада.

Буквально прикасаясь к лепнине конца XIX века,  с удивлением обнаружил, что все эти годы фасад скрывал несколько “тайн” —  любопытных моментов, нюансов  декора, о которых мне ранее не встречалось упоминаний.

Оказалось, что многим хорошо известный кадуцей, расположенный на замковом камне окон первого этажа, имеет и своего “собрата”.  Два кадуцея – символа торговли  располагаются на овале в поле картуша на двух полукруглых боковых фронтонах  крыши. Подбирая “коллекцию” московских кадуцеев, приходилось обращать внимание, что символ торговли на фасадах московских зданий с конца XIX века стал претерпевать некоторые “метаморфозы” —  отступления от своего классического изображения. Так и кадуцей на Солянке на замковом камне первого этажа вместо обвивающих жезл змей, изображает крылатых ! “рептилий” — то ли с мордой грифона, то ли орла. Но, а сам жезл еще венчает и крылатая шапочка Меркурия – petasus.

А вот кадуцей, символ Меркурия (Гермеса), расположенный на боковых фронтонах представлен в каноническом виде — обвивающие жезл змеи, и снабженный крылышками сам жезл!

Удивительно, на фасаде одного здания представлены две разные интерпретации этого символа торговли !

Второе открытие,  которым “поделился” фасад – два “вида” грифонов, умело вплетенных в небольшой растительный орнамент.  Первые два (с мордами орла) расположены на центральном фронтоне – справа и слева от центральной  части фронтона, в котором, возможно, на поле картуша, мог быть какой-то вензель (см. фотографию ниже)

Вот эта пара грифонов, смотрящих навстречу друг другу

Еще две пары грифонов, в отличии от первых, смотрят в противоположные  друг от  друга стороны, и располагаются они в двух сандриках (полукруглых нишах) между первым и вторым этажами.  И тут «читаются» уже львиные морды!  Ниже приводится только одна фотография, т.к. второй “зверь ” находится в мастерской лепщиков, где ведутся работы по его восстановлению.

Пользуясь случаем – когда еще придется побывать на строительных лесах —  хотелось внимательно рассмотреть и  орнаментальный декор на фасаде “Дома  c Атлантами“. Несмотря на фрагментарные утраты лепнины (в частности, и на орнаменте и на маске льва – см фотографии ниже), можно хорошо представить насколько тонко были проработаны все эти элементы  фасадного декора.

 

Заслуживает огромного уважения и благодарности кропотливая работа реставраторов.  Проводится не просто очистка многослойного покрытия красками  (и аэрозолями  графитчиков ), в мастерской лепщиков буквально по частям компонуются уцелевшие фрагменты всех этих замечательных рельефов, а при необходимости  делаются слепки и по ним восстанавливаются утраченные элементы.  Увиденное позволяет высказать мнение – отреставрированный фасадный декор будет именно тот, что задумывался Василием Николаевичем  Карнеевым  в 1882 году при строительстве этого дома.

Проект “Скрытый город” выражает искреннюю признательность С.И. Решоткину (https://www.facebook.com/sergey.reshotkin.7  )  и за консультацию по элементам декора “Дома с Атлантами”, и  за предоставленную возможность проведения съемки.  Огромная благодарность также его коллегам:  Максим Ткач  не только помог организовать съемку, обеспечив беспрепятственный и безопасный ! доступ ко всем интересующим объектам съемки, но и поделился особенностями проводимых работ.

————————————————————————————————————————

PS.

Рыбная переторжка, чаеторговля, станция Растогруево и Леший. — лучший рысак 1904 года —

“Дом с Атлантами” на Солянке помимо своего архитектурно-художественного наследия хранит и целый пласт истории московского купечества.

В самом начале XIX века в Москву перебираются отпущенные из крепостных графа Шереметева братья Ивам Ефимович и Петр Ефимович Расторгуевы со своими семьями.

Они успешно ведут рыбную торговлю  сначала в нынешнем Рыбном переулке. Вот фрагмент записи из Общественных приговорах (так назывались протоколы заседаний московского купеческого общества) за 1830 год, августа 7-го дня, за № 41.

“на отдачу в содержание с 1 числа сентября сего года впредь на 4 года принадлежащего здешнему купеческому обществу рыбного двора, состоящего в городской части во 2-м квартале в Введенском переулке, против гостиного двора под № 92, а по оценочной табели под № 89-м, со всем строением, лавками, амбарами, в нем устроенными весами и к ним принадлежащим прибором, производили переторжку с явившимися в собрание на сей предмет лицами – московскими купцами Михайло Ивановым Ворониным, Феофилактом Карповым Шапошниковым, Петром и Иваном Ефимовыми Расторгуевыми, Андреем Дмитровым Мартьяновым и Семеном Прокофьевым Комаровым…; вышеописанные купцы … изъявили желание принять упомянутый общественный рыбный двор, со всеми вообще к нему принадлежностями, в 4-годичное содержание на объявленных им с подпискою кондициях, с платою за оный двор обществу по 16300 рублей ассигнациями за каждый год, с тем, что, в исправном платеже наемной суммы и в выполнении всех означенных в кондициях обязанностей, они ручаются и приемлют обоюдную ответственность за себя один по другом, все вообще…”

Петр Ефимович со старшим сыном Ивана Ефимовича и далее продолжали рыбную переторжку,  и принимали активное участие в обустройстве Соляного Рыбного двора на Солянке (на его месте затем будет возведен Ансамбль доходных домов Московского купеческого общества).

А вот младший сын Ивана Ефимовича – Дмитрий Иванович выбрал для себя другое дело – торговля колониальными  товарами, и, прежде всего, чаем.  Это фотография Дмитрия Ивановича

Он был женат на Александре Николаевне урожденной Ленивоваой (так же происходящей из семьи отпущенников графа Шереметева ! ), у них было двое детей – Алексей Дмитриевич и Марфа Дмитриевна.

Как указывает в своих дневниковых записях Алексей Дмитриевич, сын Дмитрий Ивановича “С 1 января 1865 года открыт торговый дом под фирмою «Д. и А. Расторгуевы» ”.

Чайное дело у Растогруевых процветало. Вот что указано  в 1867 году в издании :

» О  Т О Р Г О В Л Ѣ
НА НИЖЕГОРОДСКОЙ
Я Р М А Р К Ѣ,

Иссѣдованиіе
П. H. ОВСЯННИКОВА.
ЧЛЕНА—СОТРУДНИКА  И. Р. ГЕОГРАФИЧЕСКАГО ОБЩЕСТВА И
ДѣЙСТВИТЕЛЬНАГО.
ЧЛЕНА НИЖЕГОРОДСКАГО СТАТИСТИЧЕСКАГО КОМИТЕТА»

“… Фирма II. II. Боткина (Петра Боткина сыновей) одна из  богатѣйших на нижегородской ярмаркѣ. Вмѣстѣ  съ г. Расторгуевымъ у П. П. Боткина, можно безъ ошибки сказать, находится въ настоящее время въ рукахъ вся главнѣйшая русская чайная торговля” .

После кончины Дмитрий Ивановича его дело продолжил старший сын – Алексей Дмитриевич. Это фотография Алексея Дмитриевича Расторгуева.

 

Именно Алексей Дмитриевич при участии (?) своего сына Дмитрий Алексеевича и строит на Солянке знаменитый дом с Атлантами. Семья Расторгуевых занимала весь второй этаж, две квартиры на третьем этаже сдавались. На первом этаже располагался  магазин Растогруевых , часть помещений сдавалась.  Также использовались и подвальные помещения – были и свои подсобные и складские помещения, часть помещений сдавались внаем.

Алексей Дмитриевич был весьма уважаемым человеком в Москве.  В Справочной книге в 1877 год  отмечается : «Алексей Дмитриевич состоит экспертом Московской Таможни с 27 октября 1866 г., церковным старостою Богородицкой, что в бывшем Пересыльном замке (на его месте был затем построен нынешний Пушкинский музей – Музей Изящных Искусств имени  императора Александра III при Московском университете – примечает Mascaron.org ), церкви с 1869 года, директором Московского Попечительного о тюрьмах Комитета с 26 июля 1873 года, гильдейским старостою в Купеческой Управе с 8 апреля 1871 г. по 25 июля 1873 г., выборным от Московского Купечества с 19 апреля 1878 г. и членом в Купеческой Управе с 15 мая 1875г., гласным Московской Городской Думы с 1877 г.»

Одновременно со строительством дома на Солянке  Дмитрий Алексеевич Расторгуев приобрел земли и имение около села Тарычево (по нынешнему Павелецкому направлению). И вскоре в связи со строительством нового участка Рязанско – Уральской железной (Павелец – Москва)  для обустройства станции отдает безвозмездно  9 десятин своей земли.  Он также принимает активное участие и в строительстве станции, известной нам сейчас как Расторгуево.

Так выглядела станция в начале XX века

После кончины в 1886 году  Алексея Дмитриевича Расторгуева семейное дело полностью переходит в руки его старшего сына Дмитрия Алексеевича, который принимает в компаньоны своего младшего брата Сергея Алексеевича.

Они продолжили не только само семейное дело, но  и традиции благотворительности.

Вот цитата из издания  «Нижегородской Ярмарочный Спасский (старый) Собор»:  «Церковный староста потомственный почетный гражданин Московской 1-й гильдии купец Дмитрий Алексеев Расторгуев (с 1882 г.) купеческого происхождения; в 1886 году 28 февраля Всемилостивейше награжден золотою медалью на Станиславской ленте, для ношения на шее, за пожертвования по возобновлению сгоревшей при Спасском соборе домовой церкви и при ней колокольни; в 1889 г. сопричастен к ордену Станислава 3 ступени за заслуги по участию в трудах и жертве по фундаментальному исправлению Спасского Собора; в 1899 году сопричислен к ордену святой Анны 3 степени за личные его пожертвования в Соборе более чем на 11000 рублей; имеет темно-бронзовую медаль на Александровской ленте, в память священного коронования в 1883 году 15 мая Государя Императора Александра III Александровича».

Дмитрия Алексеевича был также награжден за заслуги в благотворительности  золотыми медалями на Андреевской, Анненской и Владимирской лентах. В 1905 году он получает звание коммерции советника.

Есть еще одна страничка истории, связанная с родом Дмитрия Ивановича Расторгруева, и достаточно неожиданная. Это коневодство. Три внука Дмитрия Ивановича – Дмитрий, Сергей и Петр Алексеевичи занимались разведением разных пород лошадей.   Князь С. П. Урусов в своем справочнике «Книга о лошади» упоминает завод Дмитрия Алексеевича в ряду лучших конных заводов: “Из числа наиболее известных у нас заводов рысистого сорта назовем: завод Его Императорского Высочества Великого Князя Дмитрия Константиновича (завод этот должен быть поставлен во главе, так как выдается своим прекрасным воспитанием и всей постановкой дела), завод гр. И. И. Воронцова-Дашкова, покойного С. Н. Коншина, Н. М. Коноплина, насл, кн. Л. Д. Вяземского,…, Д. А. Расторгуева, … и мн. другие” .  Так рысак Леший  завода  Д.А. Расторгуева был победителем  Императорского приза в. С-Петербурге в 1904 году !

В дополнении к чайному делу  Расторгуевы расширяют ассортимент и открывают свое производство. Теперь в их магазинах можно купить и сахар,  и оливковое масло, а также карамели собственного производства.

Совсем недалеко от Солянки, на Яузском бульваре (точный адрес — Яузская ул., дом 1/15, строение 8) есть еще один удивительный дом-замок, связанный с фамилией Расторгуевых. Правда “официально” он называется “Особняк Филипповых, 1820-е гг., 1877 г., архитектор А.Е.Вебер, 1906 г., архитектор А.В.Красильников”.  Одна из дочерей Алексея Дмитриевича Расторгуева – Александра Алексеевна вышла замуж на купца (который тоже имел отношение в торговле чаем)  Николая Ивановича Филиппова. Не исключено, что дошедший до наших дней облик этого дома-замка, архитектор Красильников строил уже по заказу овдовевшей к 1899 году Александры Алексеевны.

 

Очень хочется надеяться что с восстановлением самого “Дома с Атлантами” будет восстанавливаться и историческая память и возрождаться славные Московские традиции !

При подготовке публикации использовались материалы из книги  «Московские купцы Расторгуевы»  Юлия Александровна Расторгуева.

Какого черта вылепил Николай Андреев

 

210 лет со дня рождения Николая Васильевича Гоголя

110 памятнику Гоголя.

(Какого черта сделал скульптор Николай Андреев)

19 марта  (1 апреля по новому стилю) 1909 года начались торжественные мероприятия, посвященные 100-летию Николая Васильевича Гоголя.  Кульминацией этих торжеств стало открытие 26 апреля (9 мая по новому стилю) на Пречистенском бульваре (ныне Гоголевский) памятника великому писателю.

И практически сразу  мнения разделились на диаметрально противоположные: одни находили новый памятник, работу скульптора Николая Андреева выдающимся произведением, а многие буквально восстали против представленного образа Гоголя.   Будто-бы даже графиня П. С. Уварова, в то время — председатель Московского археологического общества, была насколько возмущена, что объявила вознаграждение в 12 тысяч рублей тому, кто снесет памятник.  Не было единодушия и в художественной среде. Например, М.И. Нестеров резко высказался “для Андреева нет пощады”, а вот Илья Репин, наоборот  высоко оценил это произведение скульптора: “ Трогательно, глубоко и необыкновенно изящно и просто”

Да и  в целом судьба этого памятника, как и сама судьба Николая Васильевича, более чем примечательна и богата необычными  жизненными “поворотами”,  своеобразной чертовщиной, которую писатель не забывал вплетать в канву своих произведений. Хотя бы, их – и памятника и писателя – непростая череда “мест жительства”.   Памятник работы Андреева  42 года  простоял на своем законном месте на Бульваре, затем на недолгое время (1951-1959 гг.) был перемещен на территорию Донского монастыре, где тогда располагалась часть коллекции музея Архитектуры. И уже только затем памятник занял новое место во дворе того самого дома, где свои последние годы прожил Николай Васильевич Гоголь. Символично !

Примечательно, что и открытие памятника назначили не на день рождения Гоголя, а только на 26 апреля (по старому стилю) из “лучших” соображений. Дело в том, что  на 19 марта 1909 года приходился Великий пост. Кроме того, организаторы торжеств опасались, что из-за (возможно) ненастной погоды горожане могут не собраться  на открытие памятника. И вот какая еще одна, под стать Гоголевским, “шутка” приключилась: 25 апреля 1909 года на Москву обрушивается страшная непогода, чуть ли не с мокрым снегом. Но, тем не менее,  при огромном скоплении народа в ненастную погоду 26 апреля  открытие памятника состоялось!

История создания памятника и  предшествующего конкурса  подробно описывалась (см. ссылку на источники) и поэтому сейчас остановимся только лишь чуть подробнее на некоторых любопытных деталях и особенностях монумента, выполненного Николаем Андреевым.

Известно, что изначальное комитет по сооружению в Москве памятника Н. В. Гоголю настаивал (в условиях первого конкурса), чтобы пьедестал не имел  никаких изображений, с тем, чтобы максимальное внимание было сосредоточено именно на фигуре писателя. Но скульптор Николай Андреев, долго и скрупулезно изучавший и творчество и жизнь писателя, видимо руководствовался высказанными самим Гоголем словами в “Мертвых душах”:  “ И долго еще определено мне чудной властью идти об руку с моими странными героями, озирать всю громадно несущуюся жизнь, озирать ее сквозь видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы ” Именно через эти слова, на мой взгляд, и  раскрывается как  созданный образ самого писателя, так и  общая идея, восприятие памятника, пьедестал  которого опоясывает с четырех сторон рельеф с персонажами из произведений Гоголя, словно сопровождающими своего автора.

Как и фигура Оноре Де Бальзака, выполненная Огюстом Роденом в конце 19 века, фигура Гоголя практически полностью так же окутана плащом. И лишь не закрытые этим покровом голова и лицо, сознательно скрываемое своей же тенью! и правая рука концентрируют, переводят внимание с общего восприятия на эти открытие “детали”.

Многоплановость основного объема – фигуры писателя – как бы призывает рассмотреть его с разных сторон, но невольно возникает желание  подойти ближе и буквально заглянуть в глаза Гоголя… Удивительное ощущение переключения сознания,… размышления о чем-то общем, к восприятию и пониманию именного этого человека, Гоголя, через его лицо.  Взгляд писателя, еле уловимый намек на внутреннюю улыбку (“видный миру смех” ?), и конечно, погружение в свои мысли (“неведомые ему слезы”), не могут оставить зрителя равнодушным.

Почему-то описывая этот памятник,  в большинстве случаев говорится об образе старика…. На мой взгляд, трудно “прочитать” именно лицо старика.  Видится, читается  лицо человека, безусловно, зрелого, но не старика! И тут может быть и есть еще одна, очередная загадка – если сама фигура и говорит (возможно) о “старческом” возрасте, болезненном состоянии,… то  лицо вряд ли соответствует образу старика!

Скульптор для создания образа Гоголя  много работал с различными портретами писателя. Не будем забывать, что был и дагерротип 1845 года, где среди Русских художников  в Риме был запечатлен и Гоголь.

Однако для лепки фигуры Николай Андреев  пригласил незнакомца — худого натурщика, которого случайно  скульптор увиден на Смоленском рынке. А вот рука Гоголя, придерживающая плащ, лепилась с другой натуры. Андреев попросил своего знакомого В.Н. Домогацкого, тоже скульптора позировать — лепить с его  рукой этот фрагмент памятника..

Постамент со всех сторон украшен рельефами, которые также заслуживают внимательного рассмотрения.

На фасадной поверхности представлены персонажи «Ревизора». Череду персонажей слева открывает Хлестаков, далее следуют Городничий с семьей, за  ними Добчинский и Бобчинский и так далее.  Для образа Земляники прототипом послужил актер Константин Рыбаков. Для Добчинского  — актер Федотов, игравший эту роль в Малом театре, а образ  Бобчинский лепился по маске  снятой с актера Художественного театра Ивана Москвина, Он тоже был занят в постановке  «Ревизора» в 1908 году.  Для образа, дочери Городничего, Марьи Антоновны  Андреев использовал  портрет актрисы Асенковой.

На поверхности пьедестала по правую руку  писателя изображены персонажи из  «Миргорода» и «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Центральная фигура  Тарас Бульба, лепился с фактурного, как раз под стать образу этого “великана”, известного  журналиста Владимира Гиляровского! Легло узнать на этом фризе Остапа и Андрея,  Чуба, Вакулу, Солоху, Оксану, Панько.  Для создания образа Оксаны Николай Андреев работал с  тремя “моделями” – зарисовки скульптора на Родине Гоголя, сестра скульптора  Капитолина Андреева, и его знакомая Е. А. Кост

 

На барельеф, расположенном с тыльной стороны постамента, расположились  герои «Петербургских повестей».  Николай Андреев демонстрирует восхитительное мастерство графичности и понимания природы рельефа. Некоторые образы – фигуры “второго” плана — выполнены настолько тонко, что при определенном освещении, эти фигуры как-бы растворяются, словно исчезают в промозглой, туманной Питерской погоде. Но стоит “появиться солнцу”, туман рассеивается, и зритель уже отчетливо видит всех персонажей.  Вместе с фигурами первого плана, выполненными отчетливыми рельефами, создается реальное ощущение объема, пространства Питерских проспектов.

Чартков Андрей Петрович – обедневший дворянин и подающий надежды художник (“Портрет” ), спешащий с картиной под мышкой.  Кутающийся в плащ Акакий Акакиевич Башмачкин (“Шинень”). За ним  Аксентий Мванович Поприщин  (“Записки Сумасшедшего”), будто бы демонстрирует какую-то  театральную роль.  Удивительное ощущение Питерского порыва ветра показал Николай Андреев – девушка (левая фигура этого фриза) едва успевает удержать свою шляпку, а ее юбки буквально разлетаются под порывом ветра (чтобы было, если на ее месте оказалась Мерлин Монро ? 🙂  ).

И, наконец, по левой руку Гоголя на фризе изображены герои “Мертвых душ”.  Процессию слева возглавляет Павел Иванович Чичиков, беседующий с Маниловым. Затем Собакевич (“Фрак на нем был совершенно медвежьего цвета, рукава длинны, панталоны длинны”). Губернатор, который “….и даже сам вышивал иногда по тюлю”. Стоит отметить, что Андреев включил в процессию и героев из второго тома,  отдельные черновые (?) главы которого сохранились.  Вслед за Губернатором  сопровождая свою дочь следует  Генерал Александр Дмитриевич Бетрищев:  «В сюртуке ли, во фраке ли, в халате, он был все тот же. От голоса до малейшего телодвижения в нем все было властительное, повелевающее, внушавшее в низших чинах если не уважение, то, по крайней мере, робость». А далее расположился помещик  Пётр  Петрович Петух со своими сыновьями – гимназистами Алексашей и Николашей.  А далее вновь следуют герои из перового тома… Ноздрев и другие. А замыкает справа на рельефе всю процессию удивительные образы Плюшкина и Коробочки. Кстати, сохранились письмо Николая Андреева (к Илье Семеновичу Остроухову), в котором скульптор делится, как нашел образ Коробочки: “ Даже Коробочка нашлась (по секрету — сестрица Николая Васильевича Ольга Васильевна)”

 

   

Но на фризе, в композиции с героями «Вечеров на хуторе близ Диканьки» есть еще один персонаж, о котором мало  встречается  упоминаний в описаниях и обзорах этого памятника Гоголя. Это…. Чертик !  Вот он спрятался и выглядывает из-за юбки Солохи !  Прекрасный  образ… Вспомним слова Гоголя: “Уже с давних пор я только хлопочу о том, чтобы после моего сочинения насмеялся вволю человек над чертом.” Жаль не удалось найти воспоминаний Николая Андреева, кто послужил моделью для этого образа! 🙂

Вот как этого черта описывал Гоголь: “….узинькая, беспрестанно вертевшаяся и нюхавшая все, что ни попадалось, мордочка, оканчивалась, как и у наших свиней, кругленьким пятачком; ноги были так тонки, что если бы такие имел яресковский голова, то он переломал бы их в первом козачке. Но зато сзади он был настоящий губернский стряпчий в мундире, потому что у него висел хвост, такой острый и длинный, как теперешние мундирные фалды; только разве по козлиной бороде под мордой, по небольшим рожкам, торчавшим на голове, и что весь был не белее трубочиста, можно было догадаться, что он не немец и не губернский стряпчий, а просто черт, которому последняя ночь осталась шататься по белому свету и выучивать грехам добрых людей.” )

Может быть, товарищ то Сталин проезжая мимо памятника на машине заметил (какое надо было иметь зрение ! 🙂 ) этого чертика,  и потому (известно, что ему   не нравился, как ему казалось, печальный образ писателя)  и повелел заменить памятник Гоголя работы Андреев на новый, “политкорректный”. Так или иначе, но в  1952 году  на бульваре появился новый Гоголь – памятник, выполненный скульптором  Николаем Васильевичем Томским.

Примечательно, что “внешнее” оформление для нового памятника, точнее говоря , основания фонарных столбов, остались прежними. И тут нельзя не  обратить внимания на необычных львов, как-бы держащих на своих спинах  шар, переходящий в фонарный столб.  Но фонари  были установлены не в день открытия памятника!  Об этом очевидно свидетельствуют исторические фотографии торжественной церемонии. Видимо они мешали обустройству трибун для почетных гостей. Кстати, поговаривали, что прочность этих трибун вызвала сомнения у орг. Комитета, и поэтому на них никто и не разместился.

Любопытно воспоминание Николая Андреева о том, что прообразом этих львов послужили знаменитые “и львы на воротах..”. Те самые с пилонов ворот «Английского клуба» с Тверской, о которых и писал Александр Сергеевич Пушкин !   Конечно есть отличия — те львы, что “на воротах” приподнялись на передних лапах, а наши “герои” лежат. Но  очевидны схожесть  и морды львов, и “прически “ их гривы, и даже своеобразной “бахромы” на лапах…

Вот еще такая  “чертовщина”, своеобразная перекличка веков оказалась спрятана в удивительном памятнике Гоголя, выполненном скульптором Николаем Андреевым.

В заключение вспомним слова А. А. Карзинкин, члена Совета Третьяковской галереи (в далеком 1909 году): «У памятника действительно есть один крупный недостаток: он — художественное произведение, а не «статуй», и потому — он «не для улицы»!

При подготовке обзора использовалась публикация “ПАМЯТНИК ГОГОЛЮ: «И ВИДНЫЙ МИРУ СМЕХ, И НЕВЕДОМЫЕ ЕМУ СЛЕЗЫ». И.В. Пилишек, Москва и Москвичи, №9-10, 2005 г.

Ватиканские львы в Москве

Ватиканские львы в Москве

Кому приходилось посетить Двор Сосновой Шишки (Cortile della Pigna — Двор Пинии) в Ватикане, кроме самой шишки, безусловно, не мог не обратить внимание и на скульптуры двух львов, справа и слева от фонтана.

Панораму Двора Пинии можно рассмотреть по указанной ссылке на картах google

https://www.google.com/…/data=!3m8!1e1!3m6!1sAF1QipNvcgAnvg…

Эти львы были изваяны в Египте в период царствования фараона Нектанеба II (360-343 гг. до н.э.) в Египте.

В 30х годах д.н.э. в Рим для храма Исиды на Марсовом поле по указанию Юлия Цезаря были доставлены древняя Египетская стела и эти две фигуры львов из египетского храма фараона Нектанеба. В эпоху ренессанса в XVII веке к тому времени уже в развалинах Римского храма Исиды были обнаружены эти удивительные Египетские изваяния. И Папа Александра VII распорядился разместить их в Ватикане. Справедливости ради необходимо отметить, что в коллекции Лувра есть практические такие же львы. Но они были изваяны чуть ранее – во время правления фараона Нектанеба I. В отличии от Римских львов у них нет круглого отверстия в пасти, т.е. они не были предназначены для фонтана.

http://www.alaintruong.com/archives/2015/08/11/32471806.html

Заметим, что в Британском музее хранится еще более древние изваяния львов, и тоже выполненные египетскими мастерами – гранитные львы из Судана, датируемые уже временем правления Аменхотепа III (1388 (?)—1353/1351 (?) до н. э.). Вот как они выглядят :

Принципиальным и очевидным отличием от львов периода Нектанеба является перекрестие (очередность) передних лап.

Но, тем не менее, именно пара Египетских львов из Рима,со Двора Пинии, которые теперь называются «Ватиканскими» львами, и стала, на долгое время своеобразным скульптурным “эталонном”, и многожды копировалась в разных странах и в разное время. Прежде всего, обращает на себя внимание расположение передних лап – как бы скрещенных, проработка гривы и головной накидки, отчасти напоминающая клафт (он же неме́с — царский головной убор в Древнем Египте), и конечно сама поза..

Не составит труда обнаружить львов, возлежащих в такой же, казалось бы, вальяжной позе с крещенными передними лапами, но при этом внушающих, на мой взгляд, ощущение врожденной власти, силы, внутренней уверенности и спокойствия и у нас, в …. Москве.

Именно такие «Ватиканские» львы украшают усадьбы Голицыных Кузьминки и Н.Б. Юсупова Архангельское. Вероятно, львов в этих усадьбах изготовили в первой трети 19 века владельцы известных в то время скульптурных мастерских Сантино Кампиони или Сальваторе Пенна. На мой взгляд, нужно отметить, что морды у львов парка Кузьминки, да и в целом вся фигура выполнена в несколько условной манере..

https://www.google.com/…/data=!3m8!1e1!3m6!1sAF1QipNOj7gHNz…

Ссылка на карте — http://mascaron.org/?pid=3080 

В том, что Сантино Капмиони, Сальватора Пенна — мастера Итальянского происхождения, безусловно,   прекрасно знавшие историю итальянской культуры, использовали именно эти образы, ничего удивительного нет.

В начале 19 века еще одна пара по образу Ватиканских львов была изваяна для пилонов ворот Павловской больницы (1830-ые годы Доменико Жилярди) – ныне 4-ой градской больницы (Павловской больницы) Несколько изменено “решение” гривы, отсутствует головная египетская накидка, но перекрестие лап, и сама поза, очевидно, выдают «Ватиканский» оригинал.

Ссылка на карте — http://mascaron.org/?pid=3057

Нет ничего удивительное и том, что и для “охраны” главного входа в Музей изящных искусств им. императора Александра III при Московском университете Иван Цветаев задумывал установить так же «Ватиканских» львов. Цветаев называл этих львов — «Стражи Музея». Львы должны были быть изваяны из мрамора. Были даже изготовлены глиняные модели . Вот что Цветаеву написал И.И.Рерберг 15 августа 1902 года: «ватиканские львы вылепливаются из глины в том размере, как они будут покоиться перед лестницей Музея.» К сожалению, этому замыслу помещали обстоятельства. Но огромные гранитные постаменты для этих львов были все-таки установлены у основания парадной лестницы. Нам сейчас, скорее всего, трудно представить, как 11 ! троек тащили по Московским улицам огромные гранитные глыбы для этих постаментов. Обрабатывались они уже непосредственно на строительной площадке. Вот как писал в одном из своих писем Иван Цветаев: «мерный, тихий, монотонный стук гранитных работ идет не умолкая — и меня всякий раз невольно клонит здесь сесть на одну из лежащих глыб, чтобы отдаться этим медленным и тихим-тихим звукам, кующим вековечное дело, конца, истребления которого временем нельзя представить себе, при всем напряжении мысли и воображения.»

Сохранившиеся глиняные изваяния сейчас хранятся в Учебном художественном музее им. И.В. Цветаева. А нам остается только мысленно представлять, проходя в Пушкинский музей, как бы выглядел его парадный вход, охраняемый «Ватиканскими» львами

Рубеж 18 и 19 веков, 20 век… появление в Москве «Ватиканских» львиных “моделей” нас не удивляет…. И присутствие мастеров итальянского происхождения в Москве, и возможность российских художников обучаться, стажироваться или просто изучать мировую культуру не были уже чем необычным.

Но, а что же раньше ? Оказалось, что в Москве сохранилась еще одна пара “Ватиканских” львов, которая датируется…. рубежом 17-18 веков.  Вот они

Ссылка на карте — http://mascaron.org/?pid=1818

Если датировка нас не обманывает, то это означает, что в Москве на рубеже 17-18 веков работал мастер, как минимум, хорошо осведомленный, а, возможно, и лично видевший “настоящих” «Ватиканских» львов.

Кто был этот мастер, скорее всего, пока остается загадкой, но выполнил он эти скульптуры для одного из домов Немецкой слободы в Лефортово. Возможно, это был иностранный мастер, или….?

Сейчас этих львов бережно сохраняет Департамент Культурного Наследия города Москвы у себя во дворе. Вот их адрес Пятницкая 19 . По этой ссылке  небольшая история — http://mascaron.org/#mode=mscrnmap&postId=712

Фриз павильона станции метро Сокольники

Фриз павильона станции метро Сокольники 

“волны гасят ветер” 

Не прошло еще и месяца, как в сети была запущена своеобразная “волна”, по поводу реставрационных работ на фризах павильона станции метро  Сокольники.   Чего только не пришлось читать – и уродство, и Помпеи, и Урфин Джюс… 🙂 .  К сожалению, “заданное” при этом преобладание эмоций, основанных не на каком-либо анализе фриза, способствовало, на мой взгляд, не объективной оценке, а чему-то совсем другому .

Как говорил один из героев Георгия Буркова, “давайте не будем нервничать и во всем спокойно разберемся”  🙂   (“Профессия следователь”).

На фасаде павильона станции метро Сокольники представлено два практически идентичных фриза, изображающих героику первопроходцев  московского метро.  Фризы фактически составлены  из комбинации пяти чередующихся раппортов (повторяющихся “базовых” фрагментов).  Условно назовем эти раппорты  так:

1 — Вагонетка

2- Шагающие “Молотобойцы”

3- Композиция с лопатой

4- Мужчина-проходчик

5- Женщина-проходчик

Фриз на правой стороне ( со стороны Сокольнической площади) состоит из следующей комбинации раппортов, слева на право (группы, выходящие на фасадные плоскости павильона, на указаны)  1+2+4+5+3+1+2+4+5+3+1+2+2+4+3+1+2+2+3

На левой стороне  (есть только два отличия, от правого фриза — выделены):  1+2+4+5+3+1+2+4+5+3+1+2+2+4+5+3+2+2+3

В ходе реставрационных работ были расчищены слои масляного и защитного (битумный лак), покрытия черного цвета, и фризы сейчас открыты в своем первоначальном – БЕЛОМ виде, как это и было представлено 15 мая 1935 года. Именно тогда, 15 мая 1935 года и  состоялось открытие станции и, соответственно, первой линии метро.

На фотографиях датируемых 1935, 1936 отчетливо видно, что фризы БЕЛЫЕ..

“Черное – белое” – это тот самый брошенный “камень”, первая, самая очевидная неточность и задавшая вполне определенное “направление” движению инициированной волны. Но это принципиальная ОШИБКА  (или что это ? 🙂 ) – на самом деле фриз изначально был представлен публике в  белом цвете!  

 Ниже несколько исторических фотографий :

При этом я бы обратил внимание на две скульптуры – на фотографиях, датируемых маем 1935  (первые две  фотографии выше) эти скульптуры еще белого цвета.. но уже на всех последующих они  уже, видимо, покрыты защитным слоем, и представлены в черном цвете, а затем вскоре и просто исчезли !  Но это совсем другая история  :).

Возвращаясь к фризам, они сохранялись в белом цвете достаточно долго. И, скорее всего, уже  в послевоенные годы для предотвращения разрушения неоднократно покрывались  защитными красками (и битумным лаком).

Думаю, не надо быть специалистом,  любой, кому приходилось, что-то красить масляной краской, согласится , что краска имеет “обыкновение” затекать, скапливаясь заполнять собой углубления. Внимательно рассматривая фотографии фриза до начала реставрации, в частности, “ребра гармошки” на отбойных молотках, видно, насколько они “округлились”, отчасти потеряв форму, за счет скопившейся краски.

А вот так они выглядят после проведенной реставрации !

Не удивительно, что после покраски и “лица” на некоторых фигурах, если взглянуть на них мимоходом, поспешая проходя в метро,  практически уже и не читались.  Но при внимательном, непредвзятом рассмотрении видно, что “лица” то были!  Были и фигуры, на которых лица отсутствовали полностью. Действительно, это так !

И, как бы ни хотелось, обращаться к запущенной “волне”, но придется отметить и  вторую  ошибку.   Сравнивая  “Было” и “Стало” нельзя использовать РАЗНЫЕ  фрагменты фриза!  Вот фотография из той самой публикации: это коллаж, на котором  вместе обозначено  “Было”  и  снизу “Стало”.    Но…. это РАЗНЫЕ фрагменты фриза!  Это достаточно очевидно видно по линии “полей” головного убора и подпорной крепи.

 

А вот, как на самом деле выглядит  после  реставрации ТОТ ЖЕ фрагмент фриза, который выше был обозначен как “Было”:

Отчетливо видно, что центральное “лицо” никто никак не долепил ! Лица НЕТ !  

Что касается двух других “появившихся” лиц, вспомним про несколько слоев краски и приведенный выше пример!  Как говорят  работавшие на фризе реставраторы – местами было до 3 миллиметров покрытия!  И если это так, то вполне понятно отсутствие “видимости” лиц в состоянии “Было”.

Но даже и при таких “искажениях” первоначального облика фриза на отдельных фигурах все же МОЖНО (только было бы изначально желание  🙂 ) прочитать лица.  Для этого всего то и  надо было бы внимательно рассмотреть ЦЕЛИКОМ всю фотографию “Было”, а не только ее отдельный, подобранный фрагмент.

Вот как выглядит изображение  на полной фотографии, которая использовалась для сравнения “Было”:

Отчетливо видно, что у фигуры слева – у проходчика (№4),  “лицо”  ЕСТЬ!

Вот чуть увеличенный фрагмент этой фотографии с этим проходчиком:

А это — та же фигура “После” !  — это фрагмент того же раппорта после реставрации:

 

Нужно признать, что это лицо “раскрыто” очень бережно – лицо обозначено очень условно, фактически просто снята краска, и ничего нового !   Тоже можно  сказать и о лице правой фигуры для приведенного выше сравнения с затеканием краски на ребрах отбойных молотков!

К сожалению, качество имеющихся фотографий “Было” не позволят провести такое же сравнение и для всех лиц других композиций.

Но… приведенные примеры, на мой взгляд, снимают, если угодно, гасят запущенную волну  эмоционального “недовнимания” ( 🙂 ) – лица БЫЛИ ! А на тех фигурах, где лиц не было – их нет и сейчас !  

Другой вопрос – нравится ли они нам, или нет.  Мог ли автор фриза Петр Вениаминович Митковицер вылепить именно такие лица, а где-то (не некоторых фрагментах раппорта   №3), как мы видели, и не вылепить лица вовсе.

Но это уже совсем другой вопрос!  Это вопрос выводит обзор из области  “доказуемости” в область оценки художественного произведения. И любой зритель вправе иметь свое мнение, свое суждение. Для кого-то “Черный квадрат” представляется “манифестом” новой философии , а для кого-то и вовсе не представляется  :). Доказать что-то либо не представляется возможным – это вопрос индивидуального восприятия и художественного произведения, и его художественного контекста.

Рассматривая фриз на павильоне станции метро Сокольники, прежде всего, на мой взгляд, надо учитывать, что фриз пережил тяжелые годы, в том числе и военные, когда, безусловно, никто не обращал внимания, и не восстанавливал возможные утраты и разрушения фрагментов гипсового фриза.  Но в целом,  анализируя сам стиль выполненной скульптором работы, можно представить, что именно так и задумывался фриз.

Понятно, что сам фриз служил “дополнением” к архитектурному замыслу, и не случайно архитекторы станции (а это были в то время достаточно молодые люди),  сами обратившись к Петру Вениаминовичу, обсуждали замысел фриза. Встречаются высказывания относительно чуть ли не авторства эскизов (?) самого архитектора И.Г. Таранова.  Не знаю… Но по воспоминаниям Таранова они обсуждали с Митковицером идею. На мой взгляд, основная задача фриза, дополняя архитектурные формы,  подчеркивая, частично “обрамляя”, оживляя внутреннюю часть арки  павильона,  была в том, чтобы сформировать “образ”, пробудить ощущение  подвига первопроходчиков Московского метро.

Не будем забывать – речь идет не о художественной галерее или о выставке — речь идет о станции метро!  Скорее всего, автор (авторы ?)  фриза понимали, что пассажиры  останавливаться и вглядываться не будут – все (вспомните хронику Москвы начала 30-х годов)  спешат по делам!  Задача фриза – при беглом взгляде спешащего пассажира только сформировать ощущение.  Возможно, именно поэтому и был выбран вполне определенный стиль,  максимально сильно скульптурными формами выражающий экспрессию, движение, напряжение труда.

Давайте посмотрим,  как решен, например, этот раппорт :

Если внимательно рассматривать, то становятся очевидными и “странные” пропорции руки и какое-то непонятное положение головы главной фигуры – будто  голова “ушла”  от своего туловища, а возможно, это голова другого человека. Но все это вместе “работает” на общее впечатление – формируется  ощущение и движения, и силы,  невероятно тяжелого, за пределами человеческих усилий, труда, напряжения, определенного трудового порыва и единения в этом труде  !

Очевидно, фриз выполнен в очень условной манере, в которой просматриваются разные художественные приемы, так или иначе сформировавшиеся к началу 30 годов.

Почему архитекторы обратились к Петру Вениаминовичу Митковицеру ?  Почему именно он?  Давайте вспомним его биографию и творческий путь.

Петр Вениаминович Митковицер, уроженец  небольшого в 1888 году городка  Бахмут (в 1924—2016 гг. — Артёмовск, в настоящее время — укр. Артемівськ) в 1902 поступает в Одесское Художественное Училище.  Но вскоре он продолжает свое обучение (с небольшим перерывом, вернувшись в Одессу же)  в Париже: в 1906- 1907 (работал в Академии в проф. Енжольбера), и затем 1910 – 1912   класс Эмиля Антуана Бурделя (ученик Огюста Родена), у которого формировались и новые направления  пластики.

Несмотря на то, что многие учились в “классических” классах Парижа, в начале века, молодые художники, словно в своеобразном “художественном котле”,  активно искали  и формировали различные художественные направления. Таким художником,  в то время также обучавшимся в Париже,  был и  Александр Архипенко, скульптор,  один из основоположников  кубизма в скульптуре.

Это его работа 1946 года “Моисей”

Мне не удалось найти документальных свидетельств знакомства Митковицера с Архипенко, а родом они оба были из Украины! Но Парижский ”художественный котел” был настолько тесен, что, на мой взгляд, работы друг друга  (как минимум!) эти скульпторы не могли не знать!  И влияние кубизма отмечается, в частности, в работе Митковицера “Голова Негра”, выполненной в 1927-1929 годах.

 

После Октябрьского переворота Петр Вениаминович, уже профессор, в 1922-1933 годах руководил скульптурной мастерской Одесского Художественного  Института. С 1924 года он был заведующим Вторым художественно-промышленным музеем. Митковицер  принимал участие в различных выставках, и, безусловно, не мог не знать “художественную” жизнь Украины.  А  как раз в это время в Киеве активно работал один из ярких идеологов авангарда Александр Богомазов. Его называли “Украинским Пикассо ”, вот несколько его работ:

“Правка пил”  1927 год

“Пильщики” 1925 год

“Портрет жены”

На мой взгляд, задуманная экспрессия  фриза на павильоне станции метро Сокольники, наилучшим образом и выражалась в выбранной стилистике, во многом  перекликающейся  и с кубизмом Архипенко и с авангардом Богомазова,  Лентулова, Кандинского, других авангардистов, Конечно для большинства (впрочем, как и сейчас  🙂 ) эта стилистика казалась непривычной, отличающейся от  уже формирующего стиля “соц. реализма”.

И понятно, более скульптора Митковицера не приглашали для работ по оформлению Московского метро. А вот, что  писала газета Правда о последующей работе Петра Вениаминовча Митоквицера, которую он  выполнял для Магнитогорского Дворца культуры: “ Вот несколько уродливых фигур с длинными обнаженными руками, какими-то страшными гримасами на лицах. Фигуры эти прижимают к себе куски металла. Это называется: металлурги ” (Эстеркин О. Скульптурные гримасы // Правда 1936. № 86. 27 марта. С. 6.). Кстати, стоит обратить внимание на  следующее  упоминание — “….страшными гримасами на лицах”.

В этом контексте, уже не вызывает и удивления и условность в обозначении —  именно только в обозначении лиц! Все выглядит вполне гармонично – общая условность с достаточной  проработкой – только обозначением деталей для целостного восприятия образа !

Как уже отмечалось, фризы составлены из повторяющихся раппортов. Можно увидеть, что все они, сохраняя свою “основу” (общий “рисунок” фигур, композицию),  имеют  и небольшие отличия в каких-то деталях.  Например, несколько отличаются форма “полей” головных уборов.  Возможно,  это как раз связано с частичными утратами, или особенностями лепки. Мне не известно, использовались ли какие-то приемы копирования с оригинал-макета, или каждый раппорт лепился “вручную”. Что касается лиц, очевидно, они достаточно заметно отличаются на одинаковых раппортах. Возможно, это связано опять-таки с техникой лепки,  утерями, или замыслом скульптора.  Кто знает !

И, тем не менее, значимость сохраненного фриза безусловно  неоспорима !  Таких, сохранившихся скульптурных работ в России надо еще и поискать!   

Это действительно уникальная сохранившаяся в Москве скульптурная работа !

 

 

При подготовке публикации использовалась биография Петра Вениаминовича Митковицера:  Ольга ШКОЛЬНА “ГЕОГРАФІЯ ТВОРЧИХ ПОШУКІВПЕТРА МІТКОВІЦЕРА Одеса, Париж, Москва, Магнітогорськ”   Художня культура. Актуальні проблеми. — 2010. — Вип. 7. — С. 559-570

Силина Мария Михайловна. “МОНУМЕНТАЛЬНО-ДЕКОРАТИВНЫЙ РЕЛЬЕФ 1920-1930-х годов в СССР” ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. Москва. 2011

Для просмотра  фотографий фриза в бо́льшем разрешении укажите на сайте проекта “Скрытый город” www.mascaron.org  в поле адрес – “Сокольническая”, можно сразу перейти в режим галереи или выбирать фотографии для просмотра непосредственно с карты — http://mascaron.org/?pid=3051

 

Бестиарий Валентина Дубовского

Еще “один” рыцарь от Валентина Дубовского

Большая Полянка, 54

Валентин Дубовской построил в Москве около 20 зданий, и три из них “охраняют” рыцари: на Арбате (http://mascaron.org/#mode=mscrnmap&postId=626 ), в Гусятниковом  () переулке и на  Большой Полянке.

К сожалению вынесенное в название слово “один”  имеет и несколько трагический смысл – когда-то на Большой полянке было 2 рыцаря. В подборке фотографий приведена фотография фасада этого дома из издания “Узоры Московских фасадов” 1978 года. Рыцарь пропал в 90х годах во время …. капитального ремонта дома … кто-то действительно капитально постарался !

   

В Москве существует легенда, что город с 4-х сторон света охраняют рыцари… Если на сайте проекта www.mascaron.org  выбрать объект “рыцарь” ( и снять флажок “описание адресов”) , то легко убедиться, что эта легенда не лишена “оснований” J — на карте наглядно видно расположение всех этих рыцарей. Восток-запад конечно немного  “подкачали”, но все же 🙂

Так же как и на Арбате 35 (http://mascaron.org/#mode=mscrnmap&postId=1994 ) , дом с рыцарем на Большой Полянке  богат и другими образами. Но чтобы увидеть весь Бестиарий Валентина Дубовского на этом фасаде, придется тоже вооружиться терпением и  внимательно рассмотреть все рельефы.

Возможно еще более примечательным, чем оставшийся одиноким рыцарь, является образ двух львиц.  Причем одна из них кормит своего котенка. Был ли котенок у второй львицы, утверждать уверенно не представляется возможным. Но, судя по ее такой же радостной “морде” и “физиологическим” признакам, и отрицать этого нельзя. Такой образ – кормящей своего котенка львицы — на фасадном декоре вряд ли где-то  еще встречается. Проект будет благодарен, если кому-то известен подобный пример !

   

Достаточно легко увидеть ящериц  над окнами второго этажа. А вот чтобы увидеть ящериц на эркерах уже надо немного больше внимания – они расположены на уровне между 3 и 4 этажами.

Если наблюдатель не поленится, и внимательно посмотрит на самый верх, то увидит, что в сандриках  некоторых окон последнего, 6-го этажа обитают  несколько (5) замечательных зверей: Есть лев, есть львица, борющуюся с каким-то зверем, есть поверженный на спину зверь. И еще один не очень понятный, фантастический зверь.. Но это не просто фантастический зверь – это выкармливающая опять-таки не очень понятно каких, детенышей кормилица! Что могут означать этих образы ?

 

На этом уровне стоит внимательно рассмотреть “капители” колон, формирующих элегантный образ устремленного ввысь готического фасада. Эти тонкие колонны начинаются у земля в виде оформленных камне массивных оснований у фасада. И завершаются эти колонны фигурками двух птиц, кормящихся каким-то плодом. Любопытно, что между этими птицами можно “прочитать” и морду фантастического зверя, держащего в своей пасти, быть может, веточки этих самых плодов !

 

Чуть ниже этой композиции на боковых колонках тоже можно “считать”  морды каких-то существ  К сожалению, покраска фасада видимо несколькими слоями сильно испортила мелкую проработку рельефа, фактически его уничтожив:  в подборке фотография 2014 года, на которой еще как-то видны эти рельефы,  в декабре 2018 года он практически уже не различимы!

Между 4 и 5 этажами на фасаде без труда можно увидеть две маски. Особенно отчетливо их можно различить на трех гранях эркеров. Это зооморфные образы

А вот над кормящими львицами в ниш Валентин Дубовской разместил маску чем-то напоминающую  образы ацтеков. Схожий образ Дубовской разместил и на фасаде другого своего дома – в Померанцевом переулке http://mascaron.org/?pid=1294

Между 3 и 4 этажами на фасаде есть два, на первый взгляд орнаментальных панно. Но присмотревшись можно обнаружить в центральном медальоне  птицу и белку (?) склонившихся над каким-то плодом. А левом медальоне – птица, в медальоне повыше, возможно,  какой-то зверь ! В правом верхнем медальоне отчетливо читается  ящерица.

Самый верх фасада дома украшает декоративный портик из небольших колонн.  Но вооружившись биноклем или длиннофокусным объективом можно увидеть, что каждая из этих маленьких  колон завершается птицами и каким-то существом с чешуйчатым тельцем

Ну и наконец, дом все же с рыцарем :), внимательно приглядевшись, можно обнаружить на фасаде рядом с рыцарем небольшую устремленную в прыжке зверушку, но оборачивающуюся назад  !

Этот дом доходный  гражданский инженер Валентин Дубовской построил. для Якова Марковича Демента в 1912 году Семья Дементов  заняла весь бельэтаж, а  остальные квартиры предназначались для сдачи внаем Во дворе дома был конюшня и каретный сарай, (переоборудованный позже в гараж). В конюшне стояли 5 лошадей: 2 выездных и 3 верховых (для детей). В пяти  больших комнатах бельэтажа, соединенных  вместе, был устроен зимний сад.  В этом саду, в котором были  и пальмы, и другие экзотические растения, привезенные из разных стран, круглый год пели птицы.

В “Юбилейном историческом и художественном издание в память 300-летия царствования державного Дома Романовых” / Изд. М. С. Гугеля. — М. : [Тип. В. М. Саблина], 1913 можно найти такую запись о Якове Марковиче Дементе: “ Демент Яков Маркович, директоръ-распорядитель „Товарищества М. Дементъ и Сынь,». московскій 1-ой гільдіи    купецъ, милліонеръ, добросовестнейший поставщик  военнаго вѣдомства. Родился въ 1865 году въ Москвеъ  и образование получилъ домашнее. Фирма, основанная въ 1869 г., имеет квожевенный заводъ и военно-шорно-сѣдельную фабрику и удостоена  массы наградъ на всемірныхъ выставках  въ Чикаго, Всероссійской Выставкѣ въ Н.-Новгородѣ н т. д. Главный пайщикъ фирмы — Яковъ Марковичъ очень любимъ солидными кліентами и очень уважаемь, какъ коммерсантъ. Москва, Даниловка, с. домъ. Тел. 73-86 и 18-44”

По случаю окончания строительства своего доходного дома Яков Маркович устроил большой прием с угощением для рабочих. Приехавший на прием московский генерал-губернатор наградил Якова Демента дипломом потомственного почетного гражданина Москвы.

Основатель династии,  Марк (Маркус) Соломонович Демент, после 25 лет службы а армии, получив навыки шорника и сидельника, приблизительно в 1881 году основал свою небольшую кожевенную мастерскую. И уже в 1888 г. он становится  купцом 2 гильдии,  открыв в 1890 уже году  шорную фабрику,  а 13 ноября 1890 г. – торговый дом «М. Демент и сын». Вскоре, на фабрике числится 190 человек, создается еще и  кожевенный завод, организован свой выезд.

Марку Соломоновичу помогал его сын, Яков, который несколько лет осваивал кожевенное производство в Германии. Именно  немецкий опыт выделки кож и пошива кожевенных изделий он и внедрил на открытой с отцом фабрике в Гольяново.  В 1914 году Яков Маркович  (купец первой гильдии с 1897 года) становится поставщиком армии Его Величества императора Николая II.

После Октябрьского переворота 1917 года семья Якова Марковича была выселена из своей квартиры, и лишилась своей собственности. В период НЭПа Демент возродил свое производство, создал кооператив и даже сумел улучшить свои материальное положение, оказывая помощь своим родственникам. Но в 20-ые годы он для проведения операции уезжает в Германию, где уже и остается. Яком Маркович и в Германии сумел купить несколько доходных домов, и был вполне успешен. Скончался он накануне начавшихся в Германии еврейских погромов, во время которых его собственность теперь уже в Германии была опять захвачена государством.

Проходя по Большой Полянке, посмотрите внимательно на этот замечательный дом!  И вспомните  и его заказчика — почетного гражданина Москвы, купца первой гильдии Якова Марковича Демента и его отца, сумевшего после 25 лет службы в царской армии, создать свое дело, получившее затем награды в Нижнем и в Чикаго!  Вспомните и гражданского инженера Валентина Дубовского, творчество которого так замечательно формировало неповторимый облик Москвы!