Тайна двух львов.

Львы грота «Руины» Александровского сада

 

 

Проходя по Александровскому саду, около кремлевской стены  нельзя не обратить внимания на Итальянский грот “Руины”. Создание “Кремлевских садов”, как они изначально назывались, неразрывно  связанно с именем Осипа Бове и победой над  Наполеоновскими  войсками. А сам грот, в основании которого использовались обломки пострадавших  в пожаре белокаменных строений,  по замыслу Бове символизировал еще и возрождение разрушенной после событий 1812 года Москвы.

Смотря на грот, слушая рассказы гидов или читая описания этого памятника,  как правило, ни у кого не возникает каких-либо сомнений по поводу исторической достоверности нынешнего образа грота “Руины”. Не вызывает вопросов и пара львов, расположившихся по бокам верхней площадки грота.   Казалось бы, эти  белокаменные львы вполне уместны – лев, образ власти и силы, как бы продолжает символику, заложенную в оформлении исторической ограды (архитектор Евгений Францевич Паскаль) , на которой присутствуют  фасций (http://mascaron.org/?pid=1359 ) и медальоны с изображениям головы льва и горгоны.

Но в действительности не так все просто с этими львами на гроте “Руины”….

Обратившись к официальному сайту музеев Кремля, находим: “…Современный вид Грот приобрел после реставрации 1958-1959 годов…..В этот период были воссозданы практически полностью утраченный колонный портик и ограждение верхней площадки с фигурами каменных львов;…”  (https://www.kreml.ru/research/research-and-projects.sadovo-parkovyy-pavilon-grot/2004/ ). А в издании “Памятники архитектуры Москвы Кремль, Китай город, Москва”, “Искусство”, 1982 г.  в описании Александровского сада и грота “Руины” (стр 482) сказано: “ Верхняя площадка холма служила для оркестра; фланкирующие ее ограду скульптуры львов были утрачены и ныне воссозданы по аналогам”.

Какой же вид имел грот до его “современного вида”?  Обратимся к фотодокументам.  Вот фотографии грота начала 20 века – датируемые 1910, 1911 и 1920 годами.

Отчетливо видно, что “фланкирующих ограду” львов нет.

А также на фотографии конца 19 века —  1890-1900  (1860 –ые ?) с большой уверенностью  можно утверждать,  что запечатлена правая часть верхней площадки грота, и льва там так же нет.

Да и на гравюре 1853 года (И.И. Шарлеманъ, 1824-1870 гг) так же явно обозначена верхняя площадка грота с восседающим посетителем, но…опять-таки никаких львов.

И, наконец, гравюра  уже первой половины  19 века (Храм Христа Спасителя еще не возведен) также не позволяет предположить наличие  “фланкирующих ограду” львов.

Проект выражает огромную  благодарность сотрудникам фототеки Музея архитектуры имени Щусева, которые любезно предоставили возможность ознакомиться с их архивом. Ни на одной фотографии начала 20 века грота “Руины” не были обнаружены львы. Фотографии, где впервые появляются львы на гроте “Руины”,  датируются 1959-1960 годами, что и соответствует приведенной музеем Кремля выше справке.

Возможно, среди документов Экспедиции кремлевского строения  сохранились какие-то материалы, которые и позволили специалистам специализированной реставрационной мастерской института «Моспроект» в середине 20 века воссоздать львов на гроте “Руины”. Нашему проекту эти документы (если они и существуют!) не известны.  И, опираясь только лишь на приведенные выше фотодокументы, и другие графические изображения, в том числе и 19 века,  можно предположить, что присутствие львов на гроте “Руины” – это все же инородный, привнесенный “штрих”,  искажающий авторский,  задуманный  Осипом Бове, облик грота. Кстати заметим, что и в путеводителях второй половины 19 века не встречается упоминание о львах на Итальянском гроте Александровского сада.

Но на этом “тайна” этих двух львов  из Александровского сада не заканчивается….

Коль скоро можно утверждать (с большой вероятностью), что по замыслу Бове на гроте не было львов, то возникает вопрос – по каким же таким аналогам,  как указывают приведенные выше документы,  нынешние “обитали” были “воссозданы”? Оказалось, что эти аналоги  сейчас “обитают” буквально в нескольких сотнях метров от Александровского сада, на Воздвиженке, во дворе Музея архитектуры имени Щусева.

Ниже приведены парные фотографии льва из музея архитектуры и из Александровского сада.

 

Действительно, самое простое сравнение, что называется “не вооруженным взглядом” показывает, что, во-первых, очевидно полное сходство позы, во-вторых, у всех львов явно читается совершенно идентичный древнеегипетский царский головной убор – клафт. Дальше еще больше – не вызывает сомнения идентичность “выражение лица”,  одинаковое “решение” лап вплоть до когтей, положение хвоста. И еще более убедительные доказательства:  “украшение” (или нижняя часть ?) под ухом…да и одинаковое количество обозначенных в пасти зубов. Понятно, что имеет место разное состояние камня, но при увеличении фотографии  становится “читаемыми” и частично утерянные детали на фигуре льва с Воздвиженки,  и воссозданные затем на фигурах львов из Александровского сада.

Таким образом, есть все основания полагать, что и на гроте “Руины”, и во дворике музея архитектуры размещены одни и те же львы, но созданные резчиками по камню в разное время. Львы, возлежащие на гроте “Руины” в Александровском саду  — это просто современная копия исторически львов из музея архитектуры. А их “родина”, как на это указывает табличка во дворике музея — усадьба Хераскова-Разумовского, он же Английский клуб на Тверской.

Когда речь заходит о доме Хераскова-Разумовского, прежде всего,  вспоминаются известные “львы на воротах”, о которых писал Пушкин в романе “Евгений Онегин”. Но  появились они при Льве Кирилловиче Разумовском уже только в начале 19 века. А эти  львы — изваяния 18 века, и со слов специалистов музея архитектуры, были вывезены в 30-х (?) годах 20 века из… сада этой усадьбы. Сад когда-то простирался за усадьбой в сторону нынешнего Трехпрудного  переулка. На территории Донского монастыря после образования Государственного научно-исследовательского музея  архитектуры им. А.В. Щусева с 1935 размещались его экспонаты. Именно  сюда и были вывезены львы из сада усадьбы Хераскова-Разумовского. Но уже в 90-ые года 20 века, когда территория монастыря была передана в руки РПЦ, экспонаты музея, включая и этих львов, были перемещены на Воздвиженку.

Огромная благодарность тем сотрудникам музея, настоящим сподвижникам, которым удалось буквально спасти в конце 90 годов прошлого века бесценные памятники истории и культуры. На этой фотографии как раз сохранен для истории тот самый момент,  когда львы из усадьбы Хераскова перевезли во дворик на Воздвиженке из Донского монастыря.

Какая непростая история скрывается за, казалось бы, таким, всем хорошо  известным памятником в самом центре Москвы. Не вызывает сомнения, что этот знаковый для Москвы памятник фактически имеет сейчас новый облик, несколько отличный от своего первоначального, задуманного великим Осипом Бове.

Не менее удивительна и судьба львов из усадьбы Хераскова-Разумовского. Они, эти львы, побывали в 18 веке и в саду около Трехпрудного переулка, и через две века в Донском монастыре, и теперь и на Воздвиженке. А их современные “клоны” вот уже больше полувека  как поставлены на охрану  уже совсем “не своего” исторического памятника– итальянского грота “Руины” Александровского сада.