Московские Медузы Горгоны

“Иллюстрации каменной летописи”:  Москва, Медуза Горгона.

Достаточно часто нам приходится видеть различные символы на фасадах наших городов, которые могут на первый взгляд показаться не совсем понятными и даже странными.

Не имея часто времени остановиться и вглядеться в тот или иной образ, мы просто пропускаем послания, которые нам оставили архитекторы и художники прошлого.

Так, например, приходилось иногда наблюдать, как, заходя в Александровский сад через ворота со стороны Исторического музея, посетители, мимоходом бросив взгляд на эти ворота, удивленно обсуждают пnиц на женской голове.  На самом же деле, этот образ боле чем значим, более чем важен для понимания сакральности того памятного места, к которому проходят посетители  – Кремлевские сады (с 1856 г. – Александровский сад), задуманные великим О.И. Бове.

http://mascaron.org/?pid=1796

О.И. Бове  проектировал Кремлевские сады как символ триумфа победы Российского воинства в войне 1812 года, символ освобождения и возрождения Москвы.  И уже сама ограда сада была призвана сообщить это послание зрителю, тогда еще умевшему “читать” соответствующие знаки:  фасций, и орел, восседающий на пучке молний, лев и грифон…и Медуза Горгона.

Да, да на створках ворот изображена именно Медуза Горгона.

Для многих современных зрителей  образ Медузы Горгоны ассоциируется  с “клубком” змей на голове, и отличная от такой привычной иконографии картинка уже вводит  порой в заблуждение.

В Москве есть фасадные рельефные изображения, которые не оставляют сомнения – это Медуза Горгона. Вот, например, рельеф в Сивцевом Вражке

http://mascaron.org/?pid=445

Или на Остоженке 53/2 строение 1 (угол с Садовым кольцом)  — Лицей Цесаревича Николая.

http://mascaron.org/?pid=1925

К сожалению, часто бездумная покраска, естественные разрушения и невнимательная реставрация искажают визуальное представление образа и лишают его очевидных  признаков, указывающих, что лучше от этого женского взгляда отвести глаза 🙂 – все же на зрителя смотрит Медуза Горгона !

Например, с фасада дома 8 строение 2 по Чистому переулку (во дворе, см. карту по ссылке ниже  ) на прохожего смотрит вот такое, по меньшей мере, странное лицо. Кто это – Фантомас в парике 🙂 ?  Выбритый панк 🙂 ?   Нет – это Медуза Горгона.

http://mascaron.org/?pid=512  Но как это можно определить?   Какие “признаки” иконографии образа позволяют считать и тут Медузу Горгону ?

Чтобы разобраться в особенностях иконографии Московской Медузы Горгоны нужно перенестись более, чем на 2,5  тысячи лет в древнюю Грецию, и посмотреть, как менялся образ и сама метафора мифа о Медузе на протяжении нескольких столетий в те древние времена.

История сестер Горгон (Сфено, Эвриале и младшей – Медузы (Медусы) ), а так же эпического героя Персея – это захватывающий  древний  “квест”, в котором есть место и олимпийским богам Афине и Посейдону, Зевсу и Гермесу, царю  Полидекту (Полидектес, Polydektes, Πολυδέκτης)  и Акрисию (Акрисиос, Akrisios, Ἀκρίσιος). А еще не забудем и про Пегаса, и про Асклепия, которому Афина передала два сосуда с кровью Медузы.

Наше, современное представление об этом мифе основывается на произведениях нескольких авторов, начиная от Гесиода. Наиболее  распространенное сейчас толкование этого мифа представлено у Овидия. Не повторяя исследования, посвященные осмыслению  этих произведений и самого мифа, тем не менее, для  анализа  особенностей иконографии Медузы Горгоны, в том числе и в Москве, следует отметить  (повторить известные по многим работам) принципиальный вывод этих исследований.

Раннее понимание образа (мифа) Медузы Горгоны рассматривается в одном ряду с наиболее древними архаичными образами монстров – устрашающих своим видом сверхъестественных существ, часто гибридных по форме, живущих в труднодоступных местах. Метафора этих образов – угрожающие людям силы природы, врожденные страхи и пр  К V-IV векам до нашей эры происходит заметная гуманизация:  монстры архаического периода переосмысливаются, их сущности становятся более рациональными и человечными, а их анималистические (иконографические) черты постепенно смягчаются.

Так, в мифе о Медузе Горгоне происходит “переход”  метафоры чудовища  и сражающегося с ним героя, к метафоре печальной (переосмысленной) истории о прекрасной девушке, превращенной не по своей воле в чудовище.

Такое изменение нашло отражение и в иконографии. Начиная с V века до нашей эры образ Медуза Горгоны претерпел визуальную трансформацию:  от “страшного” — ужасающего монстра древнего архаичного периода к “прекрасному”, становясь в процессе этого перехода все более антропоморфным и женственным.

На ранних, архаичных изображениях Медуза представлена в таком виде монстра:

Горгона-Артемида (Potnia Theron). Камирос,  Родос, ок. 600 г. до н. э. Британский музей.

Персей преследует крылатую Медузу горгону.  Аттическая чернофигурная амфора, ок. 510 до н. э. Музей Пола Гетти, Малибу, Калифорния.

Горгона. Из Афинея Ортигии, ок. 570 г. до н. э. Сиракузы, Музей Паоло Орси.

Или в виде такого гибридного  (сочетание антропоморфного и зооморфного) существа :

Горгона, беотийский пифос, Фивы, ок. 660 г. до н. э. Собрание Лувра.

На антефиксах изображение головы Медузы Горгоны также было весьма свирепым, практически всегда с открытым ртом, клыками  и высунутым языком:

Антефикс с головой Медузы, VI в. до н. э., из Тарента, Метрополитен Музей;

И вот, как уже переосмысливается миф и визуальное представление Медузы Горгоны в V-IV веках до нашей эры:

http://www.metmuseum.org/art/collection/search/254523

Краснофигурный аттический пелик (кувшин) 450 / 440 гг. до н. э. Метрополитен Музей, Нью-Йорк (Фонд Роджерса, 1945).  Персей, обезглавливающий спящую (!) Медузу в присутствии богини Афины Паллады.

Следующее изображение принципиально важно для понимания иконографии Медузы Горгоны на Московских фасадах.

Это, так называемая Медуза Ронданини, названная в честь римского Палаццо Ронданини — Palazzo Rondanin, где ранее выставлялся. (Исследователи  расходятся в датировках дошедшего до нас мрамора, существует предположение, что представлена Римская копия I века с раннего Греческого оригинала). Эту  мраморную скульптуру – принципиально новое визуальное  представление Горгонейона — многие причисляют к ряду самых удивительных  и интригующих произведений классической античности,

Гете писал об этой маске Медузы, в “которой великолепно изображена устрашающая жесткость смерти”. : “[Она] произвела на меня огромное впечатление. . . . Я бы сказал что-то об этом, если бы все, что можно сказать о такой работе, не было пустой тратой дыхания. Произведения искусства существуют для того, чтобы их можно было увидеть, о них нельзя говорить, кроме разве что в их присутствии”. ( Перевод по I. W.  Goethe, Italian Journey (1786–1788), translated by W. H.  Auden and Elizabeth Mayer (London: Pantheon Books, 1962) )

Аналогичная иконография “обновленной”, переосмысленной Медузы Горгоны встречаются  и на мозаиках, и в оформлении фасадного декора, например, на антефиксах и фризах.

Мраморные рельефы из святилища Аполлона в Дидимах (Турция).

Медуза Горгона, II в. н. э. Патры, Новый археологический музей.

Немецкий археолог, специалист по античному искусству Иоганн Михаэль Адольф Фуртвенглер  (Adolf Furtwängler) разработал еще в XIX веке эволюционную модель образа Медузы Горгоны. В его модели выделяется три типа: архаический, средней (представляющей промежуточную стадию) в V веке до н.э., когда в художественных изображениях еще сохранялись отдельные элементы “ужасного”, и третий тип —  “Прекрасное”.

Для третьего типа, кроме уже более женственного образа, очевидно можно выделить два принципиальных “признака” визуального представления : небольшие крылышки на голове (архаичный период – большие крылья за спиной) и переплетение  змей под подбородком, а не клубок змей вместо волос в архаический период.  Именно эти два признака часто и позволяют найти московских Медуз после того, как они побывали в руках реставраторов и ремонтников.

Но прежде — буквально несколько слов о том, где и по каким случаям использовался образ Медузы Горгоны в античное время. Прежде всего, вспоминаются многочисленные керамики,  на которых, словно иллюстрации изображались сцены из древних мифах, в том числе и о Медузе Горгоне. Во множестве античных храмах встречается Медуза,  в уже “новой” эллинистической  иконографии в одном ряду с античными героями и богами. Кроме того, образ Медузы Горгоны  как апотропный символ встречается и на древних саркофагах. На первый взгляд – это может показаться странным, но связь Медузы со смертью была одной из составляющих  мифа. Один взгляд Медузы Горгоны, а затем и ее головы умерщвлял смотрящего на нее. Но и сама суть Медузы, единственной смертной из трех сестер Горгон, как бы напоминала на саркофагах о том, что смерть – неизбежный аспект жизни. И конечно же, как своеобразный символ защиты (оберег) от врагов образ Медузы “сошел” с горгонейона Афины и на фасады сооружений, иногда как самостоятельный образ, иногда в составе какой-то композиции на античные темы.  А, иногда и, как сам горгонейон на щите в руках Афины, как символ воинской доблести и победы.

Опуская огромный пласт изобразительного искусства эпохи возрождения, вернемся в начало XIX века в послепоражную Москву. Именно в этот  период восстановления города и стал использоваться (достаточно часто) образ Медузы Горгоны, как один из элементов фасадного декора у нас в городе.

Комиссий для строений (учрежденной  5 мая 1813 года Императором Александр I) при непосредственном участии ее главного архитектора «по фасадической части» О.И. Бове был подготовлен альбом «образцовых проектов» , определяющий и целый набор типовых декоративных фасадных элементов. Образ Медузу Горгоны, как один из составляющих целого ряда античных (римских) символов героизации – символов победы и славы,  возрождения и защиты, был включен в этот набор фасадных элементов

Важно отметить, что “первоисточник” идеи этого набора был очевиден – величие и слава Рима. Поэтому и образ Медузы Горгоны был предложен уже на основе той, новой иконографической стилистики, которую унаследовал Рим от эллинистического периода.

Сохранившиеся (многие, скорее всего, несколько раз побывшие в руках реставраторов и ремонтников :)) примеры таких образов Медузы Горгоны послепожарной Москвы  представлены ниже.

http://mascaron.org/?pid=3140     http://mascaron.org/?pid=3139   Московский университет

http://mascaron.org/?pid=1562   —  Здания типографских корпусов Университета (?) Страстной бульвар 10

http://mascaron.org/?pid=138   http://mascaron.org/?pid=139   усадьба Хрущёвых-Селезнёвых (Пречистенка 12 )

http://mascaron.org/?pid=973    усадьба Долгова — Жемочкина (Большая Ордынка 21)

Отчетливо  видно, что у всех “персонажей” есть переплетение змей под подбородком. Но, если на фасадах университета (после реставрации) крылышки на голове отчетливо читаются, то на некоторых других фасадах можно “считать” некое подобие “бантика”, которое, думается, все же следует трактовать, как наклоненную змеиную голову. Это достаточно хорошо (?) все еще, несмотря на множество слоев краски, читается на фасаде  усадьба Хрущёвых-Селезнёвых – вот чуть увеличенный фрагмент фотографии.

http://mascaron.org/?pid=138

Поэтому такая “особенность” московской  иконография  Медузы Горгоны, скорее всего, так же должна быть принята во внимание.

Приведенные примеры показывают Медузу Горгону в тондо (медальоне), обрамленном по бокам либо пальметами, лентами или венками и факелами.

Есть и примеры без какого-либо бокового обрамления, так же относящиеся к первой трети XIX века.

http://mascaron.org/?pid=1023  Тверская, 21  Дом Графа Разумовского (Английский клуб)   Тондо в орнаментальном окружении из пальмет

http://mascaron.org/?pid=3131  Новая Басманная 23 медальон с Медузой Горгоной просто окружен венком славы !

http://mascaron.org/?pid=1057    дом барона Штейнгеля (Гагаринский пер 15)

Было ли так задумано в данном случае, или отсутствие какого-либо окружения медальона это результат утрат/”реставрации” сказать трудно…

Есть еще два  и весьма примечательных пример  включения образа Медузы Горгоны в “тематический” орнамент фриза первой трети XIX века. На фасаде усадьбы “Высокие горы” (Усадьба Усачёвых — Найдёновых), Земляной вал, 53 в орнаменте фриза на амфорах есть изображения (они достаточно небольшие, и многие сильно испорчены покраской)  Медузы Горгоны в “классической”  эллинистической стилистике – небольшие крылышки и переплетением змей пол подбородком.

http://mascaron.org/?pid=4759

А еще… на этом же фасаде посмотрите на капители колонн

http://mascaron.org/?pid=4750  Видите между двух леокампов расположена Медуза Горгона.

Примечательно, что точно такое решение капителей мы видим и на Пречистенке 11 (главный дом городской усадьбы Лопухиных-Станицких).

http://mascaron.org/?pid=4931

Это дает основания полагать, что и этот фасадный декор был произведен в той же мастерской, что и для главного дома усадьбы “Высокие Горы”!

Во второй половине XIX образ Медузы  также включаться как составляющий  элемент общей темы оформления фасадного декора, как элемент орнаментального фриза.

http://mascaron.org/?pid=1662   усадьба Зельина-Безсоновой,  Гончарая, 35.

На рубеже XIX и XX веков  уже реже, но так же можно встретить  изображение Медузы на новых московских сооружениях.

Вот несколько примеров в дополнении к приведенным в начале публикации:

http://mascaron.org/?pid=147

Малый Знаменский переулок  Дом Стуловых. Художественное оформление фасадов и некоторых интерьеров подчеркивает  отчасти тему античности, и образ Медузы следует рассматривает именно в этом общем ряду (условной) античности.

Точно так же оформление фасадного декора гимназии Шелапутина в переулке Хользунова целиком выдержано в теме античности и поэтому Медуза, размещенная в орнаментально фризе вполне логична.

http://mascaron.org/?pid=3331

Аналогично, выбранная тема античности в оформлении фасада в Мерзляковском переулке, дом 11 вполне логично диктует как наличии леокампов (http://mascaron.org/?pid=5081 ) , так и наличие Медузы Горгоны

 http://mascaron.org/?pid=1166

Несколько особняком по представлению и фасадной “теме” оказалась маска Медузы Горгоны на доме Торгового дома Московского купеческого общества

http://mascaron.org/?pid=2009

Приведенные в начале публикация примеры из Сивцева Вражка и Остоженки, как уже отмечалось, не требуют дополнительного анализа – они вполне читаемы и понятны. И в модели Адольфа Фуртвенглера, думается, их следует отнести к среднему, промежуточному состоянию его эволюционной модели, Так же, как и Медузу на Арбате —

http://mascaron.org/?pid=604  (обратите внимание – заботливые “реставраторы” даже губы подкрасили, возможно, чтобы подчеркнуть женские черты этой маски 🙂   )

А есть ли в Москве архаистическое изображение Медузы Горгоны? Оказывается – есть!

http://mascaron.org/?pid=4808   И расположена эта устрашающая с открытым ртом (почти — пастью) Медуза Горгона  на металлическом пояске, каменных столбов ограды памятника Гоголю на Гоголевском бульваре.

Благодарю Виталия Царина  – он в комментарии к публикации показал, что эта ограда и ее декоративное оформление относятся к “старому” Памятнику, к работе Андреева — https://www.facebook.com/mascaron.org/posts/1254159478275973

Еще одно, мало приметное, изображение Медузы Горгоны — это горгонейон на щите…. отступающего польского воина под натиском ополчения  на фризе памятника Минину и Пожарскому

http://mascaron.org/?pid=5084    Казалось, что особенного. если не одно соображение, никоим образом не ставящее под сомнение этот великий монумент. Просто в продолжении анализа темы героики московского послепожарного декора, что называется,  подумалось 🙂 …  Этот монумент задумывался в 1811 году, а завершалась работа в 1815 году, когда уже была создана “комиссия для строений”.  В это время Медуза Горгона уже начинала ассоциироваться с героикой победы русского воинства,  и как соответствующий символ начала активно использоваться в городском пространстве.. и неожиданно этот символ попадает на щит побежденного противника… Понятно, что не на щит же Русского  воина 17 века ее размещать…

В заключении вернемся к женскому образу из Чистого переулка, о котором было сказано в начале публикации. Не вызывает сомнения, что есть крылышки на голове, есть переплетенные змеи под подбородком… но вот странная “прическа”! 🙂   При подготовке этой  публикации не удалось найти каких-либо сведений ни о создании этой маски, ни о ее таком странном преображении…

Если у кого-то есть любая информация,  по поводу этой маски в Чистом переулке, поделитесь, пожалуйста !

В Москве есть три фактически идентичные женские маски

  1. http://mascaron.org/?pid=4930 —  Пречистенка 11 (главный дом городской усадьбы Лопухиных-Станицких)
  2. http://mascaron.org/?pid=4748 – Земляной Вал 53 (Усадьба “Высокие горы”)
  3. http://mascaron.org/?pid=1443 – Потаповский переулок 8 (городская усадьба Головиных)

Если  первые два объекта построены при участии одного о то же архитектора и, как отмечалось выше, можно полагать, и при участии одной и тоже скульптурной мастерской, то дом а Потаповском переулке датируется  второй половиной XIX века.

Лучше всего сохранился рельеф на Пречистенке.

Отчетливо виден характерный “бантик” на голове, который, как было показано выше, скорее всего, показывал змей. Но в данном случае нет переплетения змей  под подбородном. Кроме того, тут не однозначно читаются и нижние “локоны прически” (возможно напоминающие виноградную лозу ?).  Утверждать однозначно, что это Медуза Горгона поэтому трудно, Но по «сюжету» фриза и основного фасадного декора  на Пречистенке логично предположить, что это все же Медуза Горгона, а не просто декоративной женский образ.

Думается, каждый зритель примет свое решение 🙂

А чтобы увидеть сразу всю галерею  фотографий, атрибутированных, как Медуза Горгона  (в Москве) – на сайте проекта слева (если вы читаете на мобильном устройстве — нажмите предварительно Filter ) выберете из списка в поле «объект» — опцию «Горгона» .  На карте  останутся только эти объекты. А затем можно нажать над картой “перейти в галерею” чтобы увидеть вот такую  галерею,  Все фотографии «кликабельные» 🙂

При подготовке публикации использовался работа

“Dangerous Beauty. Medusa in Classical Art”  The metropolitan museum of art bulletin winter 2018